Дмитрий Петров

Дмитрий Петров

Обратимся к опыту современного отечественного полиглота, имя которого сейчас у всех на слуху. Итак, анализируем стратегии Дмитрия Петрова.
Дмитрий Петров
Телеаудитория уже имеет возможность сравнить четыре телекурса Дмитрия Петрова и убедится в наличии целого ряда их непременных составляющих. (Сопоставим здесь английский и итальянский) Итак:

  • Обязательность осознанной мотивации к изучению конкретного языка. Этому Дмитрий Петров неизменно уделяет внимание в самом начале любого курса.
  • Создание и поддержание позитивного настроя на изучаемый язык. Дмитрий использует для этого так называемый визуальный, аудиальный или сенсорный «якорь»: просит каждого из участников в начале курса представить себе образ, который приходит на ум, когда человек думает об этом языке. Так, для кого-то в начале изучения английского языка это был ярко-красный лондонский двухэтажный автобус double-decker, кто-то в начале итальянского курса вспомнил мелодии песен Чилинтано и его хрипловатый голос, а для кого-то идея итальянского языка связалась с ощущением легкости и простора. Важно, что на протяжении курса по мере продвижения в языке Дмитрий регулярно (хотя и очень кратко, почти незаметно) – возвращает участников к этим их позитивным представлениям, например, говоря: «включаем образ, нажимаем кнопку, не напрягаясь, представляем ситуацию знакомства».
  • Стадиальность изучения языка. Когда английский телекурс Петрова только начался, я не раз слышала возмущенные высказывания многих преподавателей и обычных телезрителей типа: «Какое безобразие, объявить курс Английский язык за 16 часов. Это же чистой воды профанация!» После окончания курса мне довелось участвовать в программе «Наблюдатель», где обсуждались итоги прошедшего телекурса. Первое, что сказал Петров в ответах телезрителям, было, что его задачей было представить базовый курс для тех, кто находится на начальной стадии изучения языка и что ему «в страшном сне не могло привидеться», что в анонсах передача пойдет как «Выучим английский за 16 часов!» Все те методики, которые он использовал, эффективны именно для того, чтобы быстро и легко овладеть основами языка.   Рассмотрим их подробнее.
  • Принцип минимума, необходимого и достаточного на начальном этапе. Это универсальная стратегия полиглотов, которую подробно описал в своей книге «Искусство изучать иностранные языки» шведский полиглот Эрик Гуннемарк. Он называл это созданием для себя в любом новом языке необходимого «минилекса», «минифраза» и минимального, достаточного для устного бытового общения набора грамматических структур, который можно было бы по аналогии назвать «миниграмом». При этом на начальном этапе сознательно избегается лексическая и грамматическая синонимия. Для выражения одного смысла используется одно и то же слово или один и тот же речевой оборот или одна и та же грамматическая конструкция. Примером из итальянского курса Дмитрия Петрова может служить парадигма итальянских местоимений, где для каждого лица и числа выбрано по одному местоимению, тогда как реально в третьем лице существует синонимия форм: «он» – это не только lui, но и egli, esso; «она» – не только lei, но и ella, essa; «они» – не только loro, но и essi, esse. Причиной такого сознательного сокращения форм служит столь важная для полиглота на начальном этапе изучения языка эргономичность при сохранении речевой правильности. Ведь употребляя loro «они» в отношении существительных как мужского, так и женского рода, говорящий не сделает ошибки, тогда как, используя essi, esseему обязательно надо будет задуматься, к какому роду – мужскому или женскому – относятся существительные, замещаемые этими местоимениями.

Точно также сознательной редукции в английском курсе Дмитрия Петрова подверглась система видовременных форм английского глагола. Обсуждение в течение всего курса шло в формах простого настоящего, прошедшего и будущего времени (Iwrite – Iwrote – Iwillwrite). Если же участники предлагали предложения, где правильно было бы употребить более сложные глагольные формы, то Дмитрий вскользь просто уточнял «Я уже имею это написанным»: Ihavewrittenit, или «Я был пишущим в тот момент»: Iwaswriting.

  • Доведение базовых структур и лексем до автоматизма. И английский, и итальянский курсы Дмитрий начинает одинаково – со слов о том, что 90% устной речи обслуживается всего тремя-четырьмя сотнями слов. То есть, «любой язык можно свести к рабочему минимуму». Узнаете «минилекс» Гуннемарка? Их он и вводит на протяжении курса и постоянно к этим словам возвращаясь, добивается как можно более прочного их усвоения слушателями. К тому, что Петров называет «несгораемым запасом» языка, относится базовая лексика, в частности 50-60 глаголов, обслуживающих большую часть бытового общения, самые употребимые из которых имеют неправильные формы, и Дмитрий настойчиво добивается того, чтобы знание этих форм было доведено до автоматизма, «Несгораемый запас» создается и для грамматики изучаемого языка. То, каким образом это делается, также можно отнести к универсальным стратегиям полиглотов. Об этом следующий пункт.
  • Сочетание структурного и коммуникативного подходов. Исследования полиглотов убеждают, что их стратегии усвоения нового языка не сугубо коммуникативные. Все они начинают с выявления общих структурных закономерностей и их целенаправленного использования. Это касается как лексики, так и грамматики.

В лексике большую роль играет установление межъязыковых параллелей, которые делают огромное количество слов в изучаемом языке «прозрачными», своеобразным «бонусом языка», по меткому выражению Эрика Гуннемарка. Речь идет об умении видеть и использовать морфологические соответствия. Как шутит Петров, английские слова с суффиксом –tion/ –sion или итальянские с суффиксами –zione / –sione сразу дают дополнительный словарный запас в 50 тысяч слов, соответствующих русским словам на –ция, –сия. Комментарии Петрова по поводу вновь вводимой лексики также обнаруживают системный подход, характерный для полиглота. Это почти автоматически навык построения межъязыковых соответствий, когда, например, английское слово island [ailǝnd] «остров» обнаруживает соответствие с испанским isla, а итальянское figlia [filɩa] «дочь» запоминается по аналогии с русским «филиал», «дочерняя компания», точно также как длинное итальянское слово compleanno «день рождения» становится совершенно прозрачным, если увидеть в нем «полный комплект дней года» (ср. соответствующие английские корни в словах complete «оканчивать» и annual «годовой»).

В грамматике этот подход проявляется в установлении базовых структурных моделей, расширение и модификация которых создает широчайшие возможности языковой комбинаторики. Например, усвоив спряжение глаголов на –are, потом легко запомнить нюансы, отличающие спряжение глаголов на –ere или –ire, а выучив спряжение глагола «иметь» avere легко усвоить Passatoprossimo, которое в своем телекурсе Дм. Петров вводит как «основной способ выражения прошедшего времени в итальянском языке»: io hoguardato – я посмотрел; tuhaiguardato – ты посмотрел; luihaguardato – он посмотрел; leihaguardato – она посмотрела и.т.д.

  • Визуализация таблиц. Сравнение английского и итальянского курсов наглядно проявляет специфику визуализации грамматики для языков аналитического (английский) и флективного (итальянский) строя. Так, для английского языка, тем, по выражению Дм. Петрова, «стержнем, на который нанизывается вся лексика», является таблица, объединяющая утвердительные, вопросительные и отрицательные структуры предложения в настоящем, прошедшем и будущем времени. Для итальянского языка, как языка, где грамматические отношения выражаются не структурой предложения, а, в первую очередь, грамматическими формами слов, приоритетна схема изменения глагола по лицам. Поэтому постоянно визуализируются схемы спряжения глаголов­, типа:         guardare – смотреть
  • Структуры очень важны. Их надо как можно быстрее загнать на автоматический уровень», – неоднократно повторяет Дм. Петров на протяжении обоих своих телекурсов.

Но одновременно все вновь вводимые модели обязательно тут же включаются в диалог. Поэтому, подобно другим полиглотам, с самого первого дня занятий новым языком Петров вводит все вопросительные слова, так чтобы тут же можно было строить вопрос и ответ на него, говоря: «вопрос и ответ на него – начало любого диалога». То есть сильна и коммуникативная составляющая стратегии.

В этой связи закономерно большое внимание уделяется также речевым формулам, которые носители языка употребляют в соответствующих речевых ситуациях, то есть тому, что шведский полиглот Эрик Гуннемарк называл «минифраз». Это слова, связанные с речевым этикетом, типа английского Nice to meet you «Приятно познакомиться» или соответствующего итальянского Piacere, ситуативные клише типа английского Givemeacall «Позвони мне» или итальянского Cheora è, prego? «Скажите, пожалуйста, который час?» или же полезные поговорки, возникающие как иллюстрация грамматического материала, например, английская поговорка «Better later than never», введенная при обсуждении степеней сравнения прилагательных или итальянская «Chicerca, trova!» – «Кто ищет, тот всегда найдет» возникшая как иллюстрация употребления глаголов на –are.

Важной коммуникативной составляющей речевой стратегии Дмитрия Петрова, как и у других полиглотов, является усвоение языка «от первого лица». Итогом шестнадцатичасового курса становится то, что участники с большим удовольствием и весьма бегло рассказывают «о себе любимом».

  • Регулярность языковых занятий, интенсивность прохождения начального курса и особый режим повторений. Все эти элементы стратегии, демонстрируемые всеми полиглотами и наглядно проявившиеся в телекурсе Дмитрия Петрова, я объединила в один пункт, поскольку все они связаны с фактором времени в изучении языков.

С регулярностью и интенсивностью курса Дмитрия Петрова все понятно. Занятия проходят ежедневно с перерывом на выходные. (Могу предположить, что при записи программы реальная плотность занятий была еще выше). За 45 минут занятия вводится и отрабатывается в диалоге с участниками в среднем по три новых темы и по 30-40 новых слов, и это помимо того, что обязательно повторяется и прежний материал.

Закрепление столь обширного материала было бы невозможным без тщательно организованного режима повторения, блестяще продемонстрированного в телекурсе. Первое повторение происходит сразу после введения каждой из трех новых тем урока. Второе повторение называется «для наших телезрителей», где только что сказанное повторяется еще раз с повторным выведением на экран обсуждавшихся таблиц и парадигм. Третье повторение происходит в конце урока как его итог и охватывает основную информацию по всем темам урока. Следующий день обычно начинается с повторения важнейшего материала прошлого урока. В начале следующей недели также идет повторение важнейшего материала прошлой недели. Такой последовательно увеличивающийся интервал повторений обеспечивает надежное усвоение даже при самом интенсивном режиме ввода языковой информации.

Важнейшим моментом является также домашнее повторение. В начале своего английского курса Дмитрий сказал: «Я не буду давать вам домашнего задания, но у меня есть хорошая новость: чтобы все запомнить, вам надо будет повторять предыдущий материал – всего в течение 1, 2 , 3, 5 минут – несколько раз в день». Такие короткие многократные обращения к материалу изучаемого языка – важная составляющая стратегий многих полиглотов.

Дина Никуличева

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий